Путешествие в юнность

Путешествие в юнность

Флугбайль сидел как оцепенелый, пред очами все толкалось хаосом; «Вельмин танец», - сообщило что-то в нем, и оба эти слова стали маревом кудряво расчеркнутых букв, как подписание к одноименной ветхой гравюре, повиданной им единожды у антиквара.

areant.net/simple/somatic74.htm

Он не имел возможность откинуть глаза от тощих, как у костяка, ног бабки в спадающих тёмных, с изумрудным отблеском, панталонах; в трепете желал было устремиться к дверцам, но решительность оставила его еще прежде, чем он поразмыслил об этом. Пережитое и нынешнее сцепились в нем в какую-то дикую реальность, мчать от которой он не мог; кто его ведает, то ли сам он все еще зелен и та, что сейчас пляшет перед ним, неожиданно превратилась из только что красивой девушки в чудовищный прах с опустошенным ртом и нагноёнными мятыми веками, то ли ее и его собственная юность никогда не бывала и только пригрезилась ему.

Эти плоские культи в заплесневелых останках изборождённых башмаков, кои сейчас вращались и топотали в пульс, - имели возможность ли они являлись теми волшебными ножками, что давно сводили его с ума?

«Она их десятилетиями не снимает, иначе кожа раскрошилась бы на ломти. Она отдыхает в них, - пролетел обрывок мысли, властно вытолкнутый иным: - Как страшно, человек еще при жизни перегорает в незримом гробе Фатума».

thechroniclesofspellborn.com/psy0.htm

Дважды он отворял рот и снова, молча, сжимал – было тихо.

– Елизавета, –сказал он все-таки, – Лизель, тебе больно? – Гуляя по кухне, его глаз остановился на порожней глинянной миски для супа. – Хм. Так точно. Лизель, способен ли я тебе чем-то угодить?

В былые времена она ела с серебра; ошалев, он взглянул на не убранную постель – гм, и… и спала на дорогих кроватях.

Не отводя от лика рук, пристарелая дама неожиданно шатнула головкой. Звонки были ее глухие приглушенные вопли.

 

Яндекс.Метрика Счетчик тИЦ и PR